Два года назад, 7 июня, состоялась инаугурация нового президента Украины. Им стал Петр Порошенко, набрав 54,7% голосов на выборах, которые прошли 25 мая.

В 2014 году украинцы готовы были голосовать за кого угодно, хоть за Дарта Вейдера. Из этого могла бы получиться неплохая шутка, но тут не смеяться надо, а плакать. Ведь если бы Центризбирком не отказала Вейдеру в регистрации на президентских выборах, точно бы проголосовали. Так что удивляться уверенной победе Петра Алексеевича не приходится. Ему в спину дышала Юлия Владимировна (12,81%), а за ней пристроился Олег Ляшко (8,32%), дальше выглядывали Гриценко, Тигипко и Добкин. Вспоминая эту пеструю компанию, можно прямо сейчас закончить эту статью, задав себе риторический вопрос о том, кого, кроме Порошенко, мы еще реально могли выбрать? Или не закончить, а начать бессмысленную дискуссию, рефлексируя о том, почему Ольга Богомолец, Ренат Кузьмин и даже Дмитрий Ярош были бы еще более неудачным выбором, чем Петр Алексеевич со всеми его шоколадками. Но что толку во всех этих «бы», если все сложилось так, как сложилось, и Украину возглавил Порошенко. Можно лишь взглянуть на то, что из этого вышло.

Пожалуй, даже самые преданные поклонники Петра Алексеевича могут подтвердить, что слабой его стороной является привычка раздавать направо и налево самые разнообразные обещания, в том числе и те, которые он выполнять не собирается. Свойство вполне себе человеческое, мы все им понемногу страдаем, но мы все же не президенты, от нас не зависит жизнь десятков миллионов человек, так что, нам как бы и простительно. Порошенко же в этом случае ведет себя, как счастливый и от этого любвеобильный отец на свадьбе любимой дочери: он готов пообещать кому угодно и что угодно, и не со зла, не из подлости, а потому что в этот самый момент он действительно так чувствует, так хочет, он сам верит в то, что собирается все это сделать. Но эйфория спадает, и обещания виснут мертвым грузом, чемоданом без ручки, который очень неудобно тащить, а бросить никак нельзя.

Но что мы имеем в итоге? АТО уже давно стала похожа на настоящую войну, конца-края которой, к сожалению все еще не видно, Минские договоренности работают не так эффективно, как хочется, 5-й канал стоит там же, где и стоял, Рошен несколько сомнительно отправился в слепой траст, но продан так и не был, в российских тюрьмах продолжают гнить украинские граждане, крымских татар прессуют, коррупция цветет и пахнет, за Небесную сотню никто не ответил, реформы идут не то, чтобы слишком медленно, но… идут? Да и в целом, мы не прекратили катиться к пропасти, разве что поначалу чуть замедлили движение, но относительно недавно стабилизировались и снова входим в ритм.

Вряд ли можно сказать, что мы ожидали чего-то другого, все же не первый день живем и голосуем. Но можно и нужно сказать, что в этот раз у нас была надежда. Было страшно и непонятно, был оторванный Крым, полуоткушенный Донбасс, еще не высохла кровь на Майдане, регулярно падали Ленины, и мы надеялись, что в этот раз у нас всех что-то получится. И у ПП в том числе. Прошло два года и опять же, вряд ли можно сказать, что у него совсем уж не получилось, и что он не пытался. Но, мягко говоря, не хотелось бы, чтобы следующие три года украинский Президент продолжал делать то, что делает, то есть, раздавать обещания, которые он не собирается выполнять, и понемногу отбирать у нас самое дорогое, что есть – надежду. Надежду на то, что мы можем идти по своему пути, по пути свободы, независимости, развития и торжества человеческого достоинства. Надежду на то, что кому-то, от кого зависят важные решения и на ком лежит ответственность, не безразлично то, что происходит в Украине. Надежду на совесть, честь, сочувствие и сострадание, которое мы регулярно видим на красивых президентских видео, но хотим чувствовать в реальной жизни, на самих себе.

Если бы можно было задать Порошенко несколько вопросов, зная, что ответы будут искренними, а не подготовленными заранее, обычный, скажем так, среднестатистический, неравнодушный украинец вряд ли стал бы спрашивать об оффшорах, рошенах и «АТО за два часа». Скорее всего, он спросил бы что-нибудь человеческое, ведь господин Президент так похож на живого человека, который смеется, плачет, ошибается, жалеет, переживает, плохо спит, пьет таблетки от головной боли, ужинает в кругу семьи, смотрит кино и попадает в безвыходные ситуации. Возможно, такой человек спросил бы у главы самого большого европейского государства: а не боитесь ли вы? Не боитесь ли вы, Петр Алексеевич, что ничего нельзя будет исправить? Что однажды вам придется ответить за все, что вы сделали и за все, что вы НЕ сделали? Что будет поздно для того, чтобы что-то делать? Не боитесь ли вы разочаровать своих родных так, как сейчас разочаровываете тех, кто вам доверился? Не страшно ли вам от того, что с каждым днем вы все больше напоминаете тот же чемодан без ручки, который украинцам очень тяжело нести, но пока все еще жалко бросить, ведь они, как вы знаете, слишком хозяйственны, чтобы выкидывать вещи, которые еще могут послужить на благо. Но кто знает, на сколько нас хватит. Вы же видели, что происходит у нас со слишком тяжелыми старыми чемоданами, Петр Алексеевич.