Голодомор – это одна из самых страшных страниц нашей истории. Это дикое, невозможное время, когда наших несчастных соотечественников наказывали за то, кем они были.

Можно долго рассуждать, о том, как советская власть шла к индустриализации и светлому будущему, и как жизни наших людей не вписывались в эти глобальные планы, и были брошены в жертву. Можно считать, что все это хоть и очень-очень ужасно, и мы, конечно, этого никогда не забудем, но прошлого не исправить, и нам нужно двигаться вперед. Но я думаю, мы можем сделать и еще кое что.

Ненависть – тяжелый багаж. Это совсем не то чувство, которое человек должен растить в себе, холить и лелеять на протяжении долгих лет. Это совсем не та основа, на которой можно строить свою жизнь и принимать решения. Это не то, на что стоит тратить силы. Это совсем не то, что мы должны передавать своим детям, а они своим. Мы должны оставить им в наследство любовь, поселить ее в них, показать, как много можно достичь с ее помощью, как далеко можно дойти, сколько прекрасных вещей можно увидеть и почувствовать, сколько полезных дел можно сделать для самого себя и для этого неидеального мира. Мы должны показать им, что ненависть не позволит им идти вперед, идти долго и далеко, и что у пути, основанного на одной только ненависти, всегда очень печальный конец.

Все это я знаю, понимаю и считаю правильным и разумным. Те, кто придут за нами должны уметь и хотеть строить, а не разрушать. Но при всем при этом я все равно хочу передать им ненависть. И хочу, чтобы вы тоже это сделали.

Я хочу, чтобы мы поселили в наших детях клокочущую в горле злобу, которая мешает дышать, и заставляет руки сжиматься в кулаки. И направлено это чувство должно быть лишь на один объект. На советскую власть.

Кто-то может возразить, что неправильно во всех наших бедах винить «совок», и ненавидеть его, как главного врага, ведь мы и сами… Но я не хочу этого слышать. Как так – не надо? Надо, надо, черт возьми, необходимо, и это должно быть прописано в школьных учебниках, в Конституции, как наше право, как наша священная обязанность. Мы должны загнать себе под кожу эту ненависть, пустить ее по венам, смешать с кровью, чтобы она попала в наши сердца и уже никуда оттуда не ушла. И если вы спросите зачем, ведь все уже прошло, и мы должны смотреть в будущее, и бороться с новыми врагами, то я отвечу вам то, что вы и так знаете.

Враг у нас все еще тот же самый. Сбривший усы, научившийся говорить без акцента, променявший аскетизм на роскошь, Волгу на Мерседес, курительную трубку на электронную сигарету, кокаин или черт его знает на что. Он изменился, он поглупел, он ослаб, но он все еще здесь, он, жаждет нашей крови, наших слез, нашего горя, его цели остались прежними.

Он хочет не просто погубить нас, он хочет, чтобы мы забыли, кто мы есть. Он хочет вырвать нас из нашей нации, как молодые деревья, оставить нас без корней, сделать нас сиротами, неприкаянными, несчастными, призраками тех, кем мы когда-то были, развеять нас прахом, забыть, уничтожить, никогда не вспоминать. Он хочет, чтобы мы перестали быть, и чтобы весь мир увидел, что это случилось, потому что он так захотел. Потому что он смог. Потому что мы забыли о нем и легкомысленно подумали, что с ним покончено.

Весной 1933 года от голода каждую минуту умирали 17 украинцев. Каждый час – тысяча. Каждые сутки – 24 с половиной тысячи человек. Всего в 1932-1933 годах мы потеряли более трех миллионов наших предков.
Вы действительно хотите забыть эти цифры? Вы правда хотите забыть о массовом жестоком кровожадном безумном убийстве, которое вершилось день за днем, на глазах у всего мира, и за которое никто не понес наказание? Так может быть, мы сразу забудем и еще 8 миллионов украинцев, погибших во Второй мировой войне? Может, нам не стоит помнить и более 10 тысяч украинцев, павших в войне с Россией, начиная с 2014 года? Забыть, отпустить, оставить в прошлом, простить, быть выше этого, быть лучше, строить свое будущее. Это звучит прекрасно, но есть одно «но».

Они ведь снова придут за нами, и будут снова морить нас голодом, сжигать наши дома, убивать наших детей. Они, несомненно, придут снова, чтобы закончить свою черную дьявольскую миссию. Они уже идут. И мы не можем позволить себе избавиться от ненависти. Ведь, возможно, она – единственное, что может нас спасти.